ВОРОНЕЖ

О студии

Куратор И. Янченко о миссии студии:

«Нам кажется, что цель Студии - познакомить маленького Человека с Миром, который его окружает, через образное осмысление действительности. То есть через Искусство.

И в Искусстве, как мы его понимаем, главное не Результат, а Опыт. То есть пройденный Путь, бесконечная череда Проб. И, как правило, это Путь Сомнений и Разочарований.

Потому что никто не знает Правильного Пути в Искусстве, который бы можно было пройти Легко и с улыбкой. Его просто НЕТ. И Искусство для Творца становится самоистязанием и пыткой. Именно поэтому мы говорим Студийцам: «Актерский труд очень тяжелый. И если можете – найдите применение тому, чему Вы научились в Студии в повседневной жизни».

За пять лет существования воронежской студией были поставлены следующие спектакли:

Воронежцы принимали активное участие в фестивалях студийного движения и других творческих событиях:

«Новый год в июне» – самая известная работа воронежской студии. В основу спектакля легли рассказы Даниила Хармса с их особой эстетикой, юмором и гротеском. Юные артисты умело передали характер этих произведений: вывернутая наизнанку одежда, острые эмоциональные диалоги, оживленная атмосфера на сцене и в зрительном зале.

По словам Константина Хабенского: «Воронежцы показали блистательную литературную композицию по Хармсу. Редкий драматический театр может похвастаться таким прочтением и исполнением».

Ежегодно в студии проводятся мастер-классы и открытые уроки, в которых могут поучаствовать и родители. В конце года ребятам выдаются дипломы об окончании года.

 

Художественный руководитель воронежской студии А. Новиков о том, как и зачем дети приходят в студию:

«На самом деле, каких-то определенных критериев нет. Надо смотреть – интересный человек или не интересный. Мы стараемся понять, ребенок здесь оказался по инициативе родителей или же сам захотел.

Уверенности никакой нет, никогда. К примеру, пришла девочка одна на показ год назад. Была там самая-самая скромная. И через два-три месяца она стала совершенно другой. Многое зависит от желания ребенка. Мы почти каждому даем шанс. У нас есть испытательный срок, за время которого мы пытаемся раскрыть талант.

У нас не среднеобразовательная школа, мы пытаемся жить немного по другим правилам. Стараемся сделать так, чтобы ребенок уходил от того, что правильно, а что неправильно. Здесь главное то, что ему нравится, каков его внутренний мир. Дети приходят и читают стихотворения о маме, о родине, о России. Ничего в этом плохого нет. Но мы – не школьный монтаж. Я хочу понять, что этому маленькому человеку интересно, чем он живет. Нам не интересно его правильное прочтение стихотворения. В творчестве нет правильных вещей».